14

Из рыжего через оранжевое в бледно желтое по горам Марокко

В продолжении истории про путешествие по Марокко на Renault Duster мы умеренно драматично едем по Атласским горам в сторону пустыни Сахара.

***

Сверху — вниз. Кружится голова от виражей, в которые мой Duster ввинчивается… нет, все-таки вваливается, скользя всеми четырьмя колесами. Полуторалитровому дизелю помогает гравитация, и мы с eror13 мчим, как герои второсортного боевика, распугивая неспешных, сдержанных и культурных на нашем фоне марокканских водителей.

Поворот за поворотом, мы спускаемся c гор, покидаем Тизи-н-Тичка, самый высокий перевал Северной Африки, так на эту саму Африку непохожей. Скрипят натужно «гудричи», отдавая себя по миллиметру горячему шершавому асфальту.

01

Вокруг красное растет из желтого и оранжевого. Песок, камни, глина, снова камни. Если и есть эквивалент белого снежного безмолвия черных скал Альп, то это кирпичные горы Атласа.

02 

Плоды человеческих трудов с высоты кажутся не просто малозаметными – ничтожными. Пейзажи напоминают Америку — Юту и Аризону.

03

Снимать кино тут дешевле, чем в США, при этом страна достаточно цивилизованная, так что свои киногородки тут есть у нескольких голливудских студий. Но городки настоящие — гораздо живописнее декораций.

04

Выстроенные на холмах марокканские города напоминают сложенные из кубиков муравейники. Непривычная геометрия дополняется необычным цветом. Кирпичное на фиолетовом, фиолетовое на синем…

05

Верить в реальность происходящего непросто – и еще сложнее мне делать это сейчас, глядя на собственной рукой сделанные снимки.

06

В каждом таком городке есть старый квартал, где улицы рассчитаны в лучшем случае на груженых ослов — автомобиль по ширине не пройдет. В каждом таком старом квартале есть совсем старый дворец, где уже никто не живет.

07

На чем держатся стены этих многоэтажных песчаных замков-големов? Ответа у меня нет. Кажется, первый же хороший дождь их размочит, смоет, уничтожит, но нет — стоят себе сотни лет. Может быть, потому, что дожди тут случаются нечасто? Из-за закрывающей невысокий глиняный проем засаленной зеленой занавески на меня смотрят чьи-то карие глаза. Отворачиваюсь, иду к машине.

Перебираю передачи, играю акселератором. На выезде из очередного городка — взмах жезла, ну прямо как в России десятилетней давности. Разве что жезл больше похож на знак семафорщика — палка с кругом на конце. К нашему огорчению, инспектор оказывается не фанатом футбола. В ответ на “Лила Даллас, мультипаспорт, т.е. Россия, Мундиаль, ралли!” слышу строгое “права и техпаспорт!” Даю СТС и МВУ, с которым мысленно уже расстался (ну наконец-то, пригодилось).

Превышение — пустяшное, мы ехали чуть меньше 80 км.ч. в городе, но оказывается за грузовиком где-то стоял знак 30. Внезапно затянувшиеся "терки" прерывает вышедший из автомобиля командир экипажа. "Что там за хрень, Мустафа? Русские? 80 км.ч? Дык это, мондиаль же, ну и ралли у них, пусть едут с миром!" Спасибо тебе, командир!

08

Главные улицы городов – не только высокие рыжие стены, но и неплохой асфальт. Есть даже смотровые площадки. На одной из них встречаем "португальца" Педро, уроженца Парагвая. Хитро улыбаясь, старик заваривает кофе на плитке в своем Mercedes-Benz MB100 1986 года. На крыше — хитроумная телевизионная антенна. Внутри, на стенках вдоль и поперек обжитого кузова — эмблемы футбольных клубов и портрет Боба Марли. По Африке Педро колесит уже давно, тут ему "кайфово" во всех смыслах этого слова. "Хороший марокканский — по евро за грамм. Ну, максимум по два, если это что-то экстраординарное".

09

За разговором нас настигает колонна российских "дастеров". Дальше идем конвоем по грунтовому перевалу через последние перед Сахарой предгорья Атласа. Бесформенные горные вершины подпирают синее небо. Волнистая асфальтовая дорожка вскоре кончается, уступая место некому подобию грейдера.

10

Чем выше в горы, тем медленнее становится тропа. Вот уже мы перебираем "лаптями" по камням, некоторые из которых с грохотом срываются кубарем в обрыв, увлекая за собой себе подобных.

11

С нами на этом участке едет коллега, чисто случайно захвативший с собой коптер. В Марокко ввоз винтокрылых камер строго запрещен – некислый штраф плюс конфискация. Парню повезло — он об этом не знал, да и ленивые таможенники не обратили внимание. Загоняем "мэвик" в небо, пытаемся объять необъятное, успеть за колонной.

12

Коптер "глючит", теряет пульт, колонна уходит вперед. Я бегу за машинами, прыгая по склону, чтобы снять автомобили на одном из виражей серпантина. Распарываю руку о камень. Снова за руль — надо догонять колонну…

13 

Коптер "глючит", теряет пульт, колонна уходит вперед. Я бегу за машинами, прыгая по склону, чтобы снять автомобили на одном из виражей серпантина. Распарываю руку о камень. Снова за руль — надо догонять колонну…

13

Обрыв то справа, то слева. «Дастер» скачет по камням, как в компьютерной игре. Блокирую муфту, с легкими скольжениями прохожу повороты.

14

Как будто бы это компьютерная игра, хотя отдаленно я понимаю что ставка в ней — это жизнь, моя и напарника. В раж на горной дороге войти очень легко. Самое время сбавить обороты…

15

Тем более, что в горах темнеет, а впереди — выполаживание и небольшая деревенька.

16

То и дело появляются и исчезают за валунами черные силуэты.

Далее – непредвиденное. Со всех сторон к автомобилям начинают бежать дети и подростки. Некоторые – чумазые, в грязной одежде. Остальные выглядят приличнее. Те, кто добежал, протягивают к нам руки… Симпатичная девчушка лет 12 с двумя перетянутыми красными резинками косичками поскальзывается на камне, и падает на острые булыжники задницей.

Наступает время "кадо", то есть принудительно-добровольных подарков. Притормаживаем. Отдаем ручки, блокноты, салфетки, бутерброды, конфеты, яблоки. Все, что было. А мне так жалко ту девочку, которая не успела добежать, и наверняка поранила руки.

17

Далее — ремонт дороги, едем в густой пыли, видимость — не более 15 метров. Названия населенных пунктов не говорят мне ни о чем. Нкоб, Тензулин, Загора…

18 

Скучный асфальтовый перегон в несколько десятков км, и вот мы сворачиваем в очередное никуда.

19

Колеса перемалывают песок. Кругом — ни деревца, в боковых стеклах я вижу только звезды.

Вскоре мы приезжаем в наш палаточный городок, расположенный в самом начале пустыни Сахара. Но это уже следующая история, а пока вокруг видна только ночь, над головой – невероятно яркое и насыщенное звездами небо, как в хорошем советском планетарии.

20

Я выпиваю липко-сладкий марокканский чай, и забываюсь беспокойным сном, под мерное гудений согревающей палатку горелки на 25-литровом газовом баллоне.

Продолжение следует.

Опубликовано: 8 января 2018 года в 11:50
Всего просмотров: 424
Войдите на сайт для совершения действий с этим сообщением
5.0/5 оценка (1 голосов)
Скрыть комментарии (0)