1091048

На Делике через Китай и Тибет. (Часть 3. Продолжение.)

21 ноября

Вот наш путь за этот день — от города Bomi до города Zogang.

Пройденное расстояние — 350 км. В общем-то, немного, но дорога была такой, что сильно не разгонишься. Во-первых, — серпантины, смотрите сами на карте, во-вторых, — перевалы, читайте цифру на щите:

Пейзажи своеобразные — горы и скалы. В горных долинах вот такого патриархального вида деревни:

Сколько хватает взгляда — горы. И мне уже кажется, что эти горы не кончатся никогда, что весь мир состоит из одних только гор. Да и вообще — существует ли какой-то ещё другой мир, кроме Тибета, кроме этих гор?

22 ноября

Вот наш путь за этот день — всего 160 км. Почему? А скоро узнаете.

Дао на собственном опыте

А вот теперь я расскажу, почему так мало проехали в этот день. Мы в этот день очень подробно изучили вопрос дорожного строительства в Тибете. А заодно и познакомились с одним из принципов Дао на собственном опыте. И вот как это было.

Утром мы выехали из города Zogang в сторону города Markam. Выехали пораньше, чтобы успеть. Сильно не разгонишься — дорожки те ещё:

Не отъехали мы и 40 км от города, как путь нам преградил «еж», перекрывавший дорогу. Перед ним скопились грузовики. Объехав их, и упершись в преграду, я стал пытаться выяснить, в чём дело. Через некоторое время понял, что впереди ведутся дорожные работы. Мой сопровождающий Сампел походил и выяснил, что пускать будут только через 10 часов. Вот тебе и успели… Ещё через некоторое время выяснилось, что откроют дорогу не через 10 часов, а в 10 вечера. С этим я уже смириться не мог и отправил Сампела договариваться о чём угодно — лишь бы нас пропустили. Через некоторое время он вернулся в сопровождении бойца НОАК. Боец обещал нас провести, если мы возьмём его и ещё одного человека. Какой разговор?! Возьмём! Тут же был убран «ёж», боец сел в машину и мы отправились в сторону воинской части. Человеком оказалась молодая симпатичная девушка. Она приезжала к этому бойцу и теперь её нужно было отправить домой. А тут и мы удачно подвернулись. Девушку посадили на переднее пассажирское сиденье, боец сел в салон, чтобы его не было видно, и мы отправились в путь. По дороге мы часто обгоняли самосвалы с асфальтом, что подтверждало полученную информацию. Попытался разговаривать с девушкой. С трудом, но получилось. Думаю, если бы я немного пожил в Китае, я бы научился их понимать.

Ехали недолго — километров 30 — и достигли места проведения работ. Впереди показались солдаты, техника. Тут солдатик попросил нас встать в сторонке, а сам отправился вперёд. Как вы думаете, как я представил дальнейший ход событий? Ясен пень — по-русски. Я решил, что боец пошёл с кем-то договариваться, чтобы нас пропустили через место проведения работ. Хотя мне не совсем понятно было, как ему это удастся — я видел, что асфальтоукладчик занимает всю ширину дороги, которая с одной стороны — обрывается в пропасть, а с другой стороны — ограничена отвесной стеной. Ну да ладно, пусть китаец думает. Через некоторое время солдат пришёл и стал осматривать местность. Потом подошёл и показал, где нам нужно встать. Вот мы встали. В сторонке. Никому не мешая. В общем, мы оказались на таком скальном выступе над пропастью, как на балкончике. Вот мы стоим:

А наш дальнейший путь лежал вот куда:

Тем временем кипела работа. Наверху, на перевале, выстроились самосвалы с асфальтом. Когда очередной самосвал опорожнял свой кузов в пасть асфальтоукладчику, он давал протяжный сигнал, и сверху начинал спускаться очередной гружёный:

Шёл час за часом, я уже познакомился с водителями самосвалов, женщины из ближайшей деревни принесли еду и стали кормить водителей. Накормили и меня, наотрез отказавшись брать деньги.

Вы будете надо мной смеяться, но только сейчас, когда рабочая бригада показалась из-за поворота, до меня дошёл замысел китайца. А вот и развязка — военный принимает работу. Дорога прошла мимо нас и мы можем ехать.

Сэкономили несколько часов. Причём, не идя напролом, а дожидаясь естественного хода событий и используя ход событий в своих целях. А я бы, с русским менталитетом — поехал бы до упора в асфальтоукладчик и стал бы пытаться убедить китайцев свернуть работы и пропустить меня. С их точки зрения — сущее варварство. Мораль — мы судим о предполагаемых планах китайцев с точки зрения русского. Или европейца. Но китаец поступает не так. Китаец не идёт напролом. Китаец ждёт. Учение Дао предписывает именно такой образ действий. «Если долго сидеть на берегу реки, то мимо тебя проплывёт труп твоего врага».

Случай в пути

Это было в тот же день, 22 ноября, но с утра. Мы ехали вдоль реки, время от времени встречая небольшие деревни. Не помню, для чего, но мы остановились около совсем уж маленькой — буквально в один дом. Рядом видны были дети.

Дети, увидев нас, тут же заспешили к нам с другой стороны реки. Похоже, проезжающие машины — их самое интересное развлечение.

Самый маленький не мог угнаться за своими братьями и даже с трудом взобрался на бревенчатый настил моста. Подойдя к нам, ребятишки остановились и просто смотрели на нас. Думаю, их привлекла диковинная машина и странный вид чужака.

И тут я вспомнил о сверхнормативных запасах еды в машине. Закупались мы ещё в самом начале путешествия, но так ничего и не съели. А было у нас и печенье, и всякая прочая мелочь к чаю. Вот это я и достал из машины к полному удовольствию пацанят. Однако, внешне они оставались всё такими же спокойными и невозмутимыми. Никакой суеты и оживления. Просто спокойно взяли то, что я им дал. Хотя явно были довольны. Вот такие в Тибете необычные дети.

23 ноября. Дорога в Шангри-Ла

Да, дорогие читатели, Шангри-Ла — это не выдуманная страна, а вполне реальный город в Китае, в провинции Юннань. В этот день мы покинули Тибет и выехали в провинцию Юннань. Расстояние — 400 км.

Выехали очень рано, солнце ещё только всходило, освещая горную долину с маленькой деревушкой. Мне этот пейзаж показался почему-то таким притягательным, что мы остановились и некоторое время стояли, наблюдая за восходом солнца.

Вокруг всё так же были уже привычные мне бесконечные горы, но было и нечто особенное — весь день справа от нас была необычного вида гора. Мы ехали час за часом, а гора всё так же возвышалась справа от нас, только чуть-чуть менялся ракурс. Можете себе представить гору, вид на которую почти не меняется на протяжении сотен километров?

Одна за другой открывались нам горные долины, в которых приютились маленькие деревушки. Я смотрел и поражался, всё та же мысль приходила мне в голову — другая планета.

В одном месте увидели реку, вытекающую прямо из отвесной скальной стены. Река питала маленькую электростанцию у подножия горы. Кстати, мы встречали и совсем уж маленькие электростанции, стоящие чуть ли не на ручьях.

А над всем этим — над деревушками, реками, электростанциями — всё так же возвышалась гора.

И только после обеда, проехав какой-то городок, мы оставили гору позади себя. Кто-то из местных сказал нам, что нам просто посчастливилось увидеть гору во всей красе. В то время года, когда сюда приезжают туристы, гора почти постоянно скрыта облаками.

В Шангри-Ла приехали уже затемно, легко нашли, где поселиться, и даже прогулялись по городу. Но китайцы уже закрывали все свои торговые точки и единственное, что мы успели сделать — это поесть.

24 ноября. Город мастеров

В этот день мы запланировали доехать до Кунминя. Это административный центр провинции Юннань, мегаполис с населением почти в 5 млн. человек. А ещё я очень хотел заехать в город Лицзян. Вот наш маршрут за этот день:

Ката показывает 648 км. Похоже на правду — ехали очень долго, хотя и дороги были очень хорошие. В Лицзян не попали — пропустили поворот. Да и не мудрено было пропустить. Местность началась очень плотно населённая. Шоссе шло среди возделанных полей, прямо сквозь деревни и посёлки.

Некоторые из этих посёлков выглядели очень интересно. Каждый из них представлял одно определённое ремесло. Вот, например, посёлок каменотёсов. По дороге нам встречалось много грузовиков, везущих сюда огромные каменные глыбы. А тут из этих глыб изготавливают вот такие вещи:

Продукция выставлена прямо вдоль дороги, проходящей сквозь посёлок. А вот следующее ремесло — изготовление кирпича и черепицы. Тут уж я не утерпел, остановил машину и пошёл изучать производственный процесс — от замешивания глины до готовых изделий. Удивительно — месят глину, как и в древности — быки, а вот прессование черепицы происходит уже с применением механического пресса.

Сушка сырых изделий:

Печи, в которых обжигают кирпич и черепицу.

Готовая продукция:

Страсть, как интересно — я с детства мечтал увидеть нечто подобное. И представьте — эти занимается весь посёлок. Даже не посёлок, а, судя по численности — почти город. Город мастеров.

А вот здесь вы можете подумать, что мы приехали на рынок. Торговые ряды, суета покупателей и продавцов:

Но это не рынок — это шоссе №214. Да, шоссе проходит прямо в торговых рядах. Точнее, местные жители организовали торговлю прямо на шоссе. Представьте, огромные фуры дальнобойщиков, пробивающиеся сквозь эту толпу. Причём, впереди идущая машина может остановиться прямо посреди дороги, и водитель отправится за покупками. Вот в такой толчее мы и проглядели поворот на Лицзян. А потом было уже поздно возвращаться. Поехали дальше.

В Кунминь прибыли ещё засветло, но долго блуждали в поисках ночлега. Точнее, мы не блуждали — мы неслись над огромным мегаполисом по современным скоростным магистралям и развязкам, вознёсшимся на высоких опорах в несколько ярусов на десятки метров. И сверху пытались что-то высмотреть, а потом ещё — понять, как туда спуститься. Всё же смогли найти что-то подходящее. Но самое сложно было — припарковать машину на забитой транспортом улице. Завтра увидите, как нам это удалось. Вечером пошли есть на какую-то улочку, сплошь уставленную столиками, рядом с которыми что-то жарилось, варилось, шумную, с множеством людей. Это был уже совсем другой Китай — многолюдный, бурлящий.

25 ноября. Город вечной весны

В этот день мы должны были встретиться с представителями принимающей стороны — это партнёр Алёны Кием Мохамад и его компаньон, с которыми я должен завершить финансовые расчёты, и которые проводят нас на границе. Как я упоминал, с каждого экипажа берётся депозит в $1 500, который возвращается на границе. Вот как раз в этот момент и происходит его возврат. За вычетом каких-либо возникших платежей. Ну и пограничники и таможенники пропустят нас только после того, как принимающая сторона предоставит им все документы о поездке. Вот с этими людьми я и должен был встретиться в городе Jinghong, расстояние до которого, согласно карте — 523 км. Обратите внимание — дорога в этот город проходит через Пуэр. Знакомое название? Ещё бы, ведь в провинции Юннань выращивают самый лучший чай!

Вчера я обещал показать, как нам удалось припарковать машину. Вот, смотрите. Это местный портье любезно разместил нас здесь. До сих пор стыдно — мне кажется, я дал ему мало чаевых.

Фотографировать в этот день не получилось — ехали практически без остановок, время поджимало. А Сампел как-то не горел желанием освоить искусство фотосъёмки. Вот одна фотография. Это, кстати, не море — это очень большое озеро, вдоль которого идёт дорога из Кунминя.

Описывать дорогу словами трудно, фотографий нет. Но поверьте на слово — было интересно. Если бы не спешка… Юннань — очень интересное место в Китае. Например, это единственная провинция Китая, где водятся слоны. И ещё здесь растёт не только чай. А, например, каучуконосная гевея — сам видел. Не говоря уже о бесконечных плантациях овощей и фруктов, которые мы проезжали. Да много чего. Очень хотелось бы побывать здесь ещё раз.

В общем, в Jinghong приехали уже поздно, Кием (хотя мы все произносили его имя как Каюм) и его компаньон нас встретили и разместили в отеле. Потом мы все вместе отправились ужинать. Город произвёл самое чудесное, почти волшебное впечатление. Никто из соотечественников не ездит сюда отдыхать. А вот европейцы — очень даже. Они знают толк в таких местах. Кстати, вечером я их во множестве видел сидящими в кафешках. Их привлекает здесь то, что их обычно привлекает — очень мягкий климат, спокойная, умиротворяющая атмосфера, относительно невысокие цены. Про климат — как нам объяснили, здесь почти круглогодично что-то вроде нашей весны. Город вечной весны.

26 ноября. Город-витрина

Утром мы встали очень рано, вчетвером погрузились в Делику и отправились в сторону границы с Лаосом, в приграничный город Мохан. Как я уже успел понять, китайцы не устраивают на своей стороне границы непроходимых препятствий для вероятного противника, как это бывает у нас. Они устраивают витрину — яркую, красочную. Убедитесь сами:

В город мы прибыли в обеденный перерыв, когда все учреждения были закрыты. Поэтому у нас было время и наши финансовые дела урегулировать, и по городку погулять. Мы уселись в чайной, и за чаем, не спеша, взялись завершать все расчёты. Полный интернационал — русский, китаец, уйгур и тибетец.

А расчёты наши оказались таковы — продление пребывания в Китае съело не только мой депозит и остатки наличности, но я ещё и остался должен $1 000. Себе я оставил около $500 на минимальные расходы за пределами Китая, выкроил эти самые Tips для Сампела и Акбара, но $1 000 повисла в воздухе. Позвонил Алёне Дудашвили, она выслушала меня и попросила передать трубку Каюму. Поручилась за меня. Вот так меня и выпустили из Китая. Фото на память. Слева направо — Каюм, я, компаньон Каюма (я очень сожалею, но трудное китайское имя не запомнил), Сампел.

Отправились на границу. Оформление прошло удивительно быстро, вышел какой-то высокий чин офицерского звания, все засуетились, офицер лично проследил, чтобы всё прошло без проблем. Причём, машину даже не досматривали. Это был не пограничный контроль, а прямо торжественные проводы. Несколько офицеров, какая-то тётка (таможенный брокер, как я понял) и трое моих сопровождающих проводили до самого шлагбаума на сопредельную сторону, долго со мной прощались, обнимали и напутствовали. Как в космос.

Вот так вот и я покинул Китай, единственный из первоначального состава экспедиции. Впереди меня ждали дороги Индокитая и Юго-Восточной Азии.

Продолжение следует....

Опубликовано: 6 февраля 2017 года в 13:47
Всего просмотров: 1144
Войдите на сайт для совершения действий с этим сообщением
5.0/5 оценка (4 голосов)
Скрыть комментарии (0)