1090703

На Делике через Китай и Тибет (Китай)

26-27 октября

Первое, что я сделал — заправился. Как я уже говорил, на прошедшей ночёвке выжгли довольно много соляры. А потом долго толклись перед границей, с тревогой поглядывая на неумолимо ползущую вниз стрелку. В общем, километров 30 мне пришлось ехать с ярко горящей лампочкой остатка топлива. Камрады, кто поедет нашим путём, имейте в виду — от Нарына до Кашгара нет заправок!

И вот тремя машинами мы отправились в Кашгар. Въезжаем в город, впереди — машина с нашими китайскими сопровождающими, затем — мы, затем Денис. Сказать, что в городе оживлённое движение — ничего не сказать. Тут я впервые ознакомился с одной странной особенностью езды китайских водителей. Поскольку для меня самым главным было не отстать от машины сопровождения, то я в точности повторял все их манёвры. Но самое смешное при этом то, что китайцы маневрируют без всякой нужды, хаотично перестраиваясь из ряда в ряд. Я потом не раз в этом убеждался. В общем, кончилось всё тем, что Денис нас потерял. На одном из перекрёстков мы повернули направо, а он проехал прямо. Китайцы оставили меня одного ждать, а все остальные поехали искать Дениса. Пока они искали, я с интересом разглядывал окружающую действительность. Всё было новым и необычным.

Некоторые пояснения, почему Дэн потерялся и почему так долго пришлось его искать. Дело в том, что из-за его мытарств с украденными документами мы не успели получить разрешение на радиостанции и их пришлось оставить в Бишкеке. Потом-то в Кашгаре мы купили себе другие, но именно в этот день мы были без связи. В итоге мы всё же нашлись, заселились в отель, который для нас заранее был забронирован принимающей стороной. В этот день нам представили нашего сопровождающего, который будет с нами всё время движения по маршруту. Зовут его Акбар.

Наутро мы вместе с ним отправились решать организационные вопросы — менять валюту, получать номера, обзаводиться местными симками.

Кстати, об организационных вопросах. Наиболее часто задаваемы мне вопросы — как проехать через Китай, сложно ли это, дорого ли это?Возможно, я знаю не всё, но расскажу так, как это известно мне.Во-первых, все вопросы с китайскими властями (Министерство обороны, полиция и прочие) может решать только китайское турагентство.. Во-вторых, китайские турагентства не работают напрямую (именно по интересующему нас вопросу) с иностранными гражданами, а только с турагентствами. То есть неизбежно часть денег платишь российскому турагентству. Не знаю, так ли уж много они берут. Думаю, кардинально стоимость от этого не меняется.Срок оформления документов — от 2-х до 3-х месяцев. После подачи документов состав экипажа менять нельзя. Точнее, если кто-то откажется — это ничего, может и не ехать. Но заплатить за него всё равно придётся.

В-третьих, вас будет сопровождать гид. Без него нельзя. Все разрешительные документы находятся у него. Более того, он не имеет права давать их в руки иностранцам. Гид может сопровождать вас на машине, или вы берёте его в свою. Думаю, в свою — дешевле. Стоимость услуг гида (входят в общую стоимость), насколько я помню — порядка $100 в сутки. Это в нашей машине. За свой ночлег он платит сам. Кормёжка... Тут такое дело — вы же не отсадите его за отдельный стол? Так что, и объест он вас немного.Общая стоимость всех разрешений рассчитывается по сложному алгоритму, зависящему от числа машин и пассажиров. Я себе составлял целую таблицу вариантов, чтобы рассчитать смету поездки. Нам это вылилось в сумму почти $11 000. Это только на нашу машину. Порядка $8 000 — Денису, хотя он и был один. В начале пути с вас возьмут депозит в $1 500 с машины, на границе при выезде — вернут. И ещё. В конце пути с вас будет причитаться некая премия — чаевые (tips). Сумма... Сейчас точно не помню, но приличным считается заплатить некую фиксированную сумму за день, что-то порядка 100 юаней (~$15). Вот так вот примерно выглядят организационные вопросы.А вот это — наши транзитные номера. А вы что подумали?

В Китае запрешено ездить с своими правами — их нужно обменять на китайские в первые дни прибытия в Китай на своей машине. Мне вот такие выдали.

Довольно много времени посвятили кашгарскому Старому городу. И вообще, нам всё интересно и удивительно.

Одним из сильных впечатлений был коллективный поход на массаж. Камрады, заявляю со всей ответственностью — далее на всём маршруте, вплоть до Сингапура, нам не встретилось ничего сравнимого по качеству. Причём, по деньгам нам это стоило 1 300 руб. с человека.

28 октября.

Утром 28 октября мы выехали в Еченг (Ye Cheng), чтобы получить пропуска на Запретные территории (о них позже). Вообще, проезд по Китаю (особенно — по Тибету) обставлен огромным количеством разрешительных документов. Акбар постоянно держал при себе пухлую папку, в которой были все эти многочисленные разрешения с большими красными печатями. В этот день мы проехали около 300 км.

Ничем особенным дорога не запомнилась. В самом городе пережили немного волнений — была пятница, конец дня, и Акбар с трудом нашёл чиновников, у которых нужно было получить документы. Но нашёл, получил, и мы поехали в очередной отель, ночевать. А вот наутро, 29 октября, началось уже настоящее путешествие.

29 октября

Протяжённость пути в этот день составила чуть более 400 км.

Но начался наш путь с того, что не успели мы отъехать от города, как дорогу нам преградил шлагбаум. Причём, Денис с Акбаром успели проскочить, а перед нами он опустился. Вернули Дениса, Акбар пошёл договариваться. Не договорился — оказывается, по этой дороге транспорт пропускают только два раза в месяц, и как раз не в этот день. Пришлось возвращаться, но недалеко — до первого свёртка налево. Проехали вдоль канала, попетляли по каким-то улочкам и выехали снова на шоссе… в 50 метрах за шлагбаумом. Придавили педаль газа и превратились в точку, пока не спохватились стражи ворот. Некоторое время ехали по пустынной местности, по которой крутились пыльные вихри, а потом начались горы — хребёт Кунь-Лунь. Впечатления — сильнейшие.

Кстати, обратите внимание — мы устремились к 219-му шоссе, а севернее параллельно ему идёт 315-е шоссе. Все дружно пытались уговорить нас изменить первоначальный маршрут и поехать по 315 шоссе, поскольку на перевалах 219-го уже должен выпасть снег и они могут стать непроходимыми. Однако, мы с Дэном посовещались и настояли на первоначальном маршруте — собственно, ради этого мы сюда и рвались. Пусть вас не вводит в заблуждение ровная линия на карте, вблизи это выглядит несколько иначе:

А совсем вблизи это выглядит так:

В сторону смотреть не могу — только вперёд. А тут ещё пыльная буря на высоте более 3 000 м!

Спустя некоторое время останавливаемся на очень серьёзном пропускном пункте в посёлке Kuda, заодно и обедаем.

Акбар заказал поесть, нам готовят. Несмотря на непрезентабельный вид кухни, продукты свежие, еда вкусная. Тем не менее, Денис отказался её есть и обедает у себя в кемпере. Позже я немного подробнее расскажу о наших взаимоотношениях с местным общепитом.

Я наконец-то расслабляюсь и задумываюсь о жизни. Я знал, что дорога будет непростой, но что настолько…

Так тщательно, как проверяют документы и машины здесь, нас не проверяли даже на границе. Это ворота на Запретные территории. Как ни странно, я не нашёл в интернете такого названия. Но мы в Китае столкнулись с этим вопросом вплотную. Половина проблем с утверждением маршрута в том, что он проходит по этим самым Запретным территориям. Так что же это такое? А это регион Аксайчин — спорная территория, права на которую у Китая оспаривает Индия, но контролирует Китай. Такое положение возникло по итогам индо-китайской войны 1962 года.

Граница между Индией и Тибетом была установлена в 1914 году по линии Мак-Магона, созданной соглашением между Великобританией и Тибетом. Китай это соглашение не признал. И после того как в 1950 году к Китаю был присоединён Тибет, остро встал вопрос и о демаркации границы. Дело в том, что для снабжения гарнизонов в Тибете китайцы проложили дорогу (то самое 219-е шоссе, по которому мы едем), из-за особенностей рельефа пролегающую по сопредельной территории. «Первой ласточкой» стал пограничный конфликт 25 августа 1959 года в районе Лонгжу. После обмена ударами стороны на этот раз разошлись. Однако по настоящему конфронтация достигла предела летом 1962 года, когда Далай-лама получил политическое убежище в Индии, что было равносильно объявлению войны. Уже 8 сентября китайские войска перешли старую границу в районе Цангдхар, а 20 октября сразу на двух спорных направлениях начали массированное наступление. В результате этой конфронтации индийцы потеряли 6 000 человек убитыми, ранеными и попавшими в плен. Потери китайцев неизвестны до сих пор. Вот такова история этих мест, вот этим и объясняются строгости на пропускном пункте.

Пообедав, проходим пропускной пункт, едем дальше. Асфальт заканчивается, высота растёт, темнеет.

Поскольку мы в течение одного дня резко поднялись до 4 000 м, нас накрывает горная болезнь. Лично мне помогают таблетки, которыми мы заранее запаслись. Мой приступ длится не более часа, через 15 минут после приёма таблеток прекращается, и в последующие дни в такой острой форме болезнь уже не возвращается. Высота принесла ещё одну проблему — у меня начинает кипеть тосол. Неудивительно, поскольку на такой высоте содержащаяся в нём вода кипит при температуре ниже 90 градусов. Приходится доливать. За неимением антифриза — водой.

Впоследствии я научился с этим бороться, но в первые дни это стало моей постоянной головной болью. Уже затемно прибываем в Мазар и останавливаемся на ночлег. Едим и ложимся спать. Не успеваю толком изложить свои впечатления в ноутбук, как глушат дизелёк и вырубается свет. Ложусь спать.

30 октября

Просыпаюсь самый первый. Кроме меня не спит только маленький мальчик. Выхожу на улицу, с интересом осматриваюсь. Удивляюсь тому, что на каждой крыше — солнечная батарея и спутниковая тарелка.

Тем временем появляется мама мальчика и начинает готовить нам завтрак. После завтрака отправляемся дальше.

Сегодня наша цель — Дахонг Лиутан. Не знаю, насколько это правда, но карта показывает 566 км. На самом деле — даже больше, потому что мы в темноте заблудились и колесили по пустыне вокруг посёлка. Проскочили километров на 10 дальше и совсем уже уперлись в «бордюр», обозначенный пунктиром — границу «Запретных территорий». Пришлось возвращаться.

Дорога умеренно трудная, пейзаж безжизненный, асфальта нет.

Много военных — это они нарисовали на склоне горы огромный танк.

В общем, заселялись, как я и сказал, уже в полной темноте. Личности здесь весьма колоритные. Вместе с Акбаром утверждаем меню. Ужинаем и ложимся.

Среди ночи подскакиваю, как ужаленный — в системе охлаждения залита вода, а на улице мороз. Одеваюсь и иду прогревать машину. В абсолютно тёмном небе необычайно яркие звёзды. Очень красиво и как-то торжественно. Возвращаюсь, разжигаю погасшую буржуйку и ложусь спать.

31 октября

Пожалуй, самый трудный наш день. Но и удивительный. Переход по Запретным территориям.

Утром первым делом решаем вопрос с антифризом и соляркой. Находится и то, и другое. Но цены... На наши деньги более 100 рублей за литр солярки. Но на 500 км это единственное место, где её можно купить. Беру 80 литров в бак и канистры. После этого заезжаю на яму, сливаю воду и заливаю антифриз. Всё, можно ехать дальше. Захожу на «постоялый двор» и фотографирую нашу «спальню».

Выезжаем. Местность дальше пошла — настоящая пустыня, высота постепенно растёт, к полудню достигая 4 800 метров. Но пустыня не совсем пуста — китайцы прокладывают по ней шоссе. Иногда нам удаётся взобраться на щебёночную насыпь и проехать некоторое время. Остальная же дорога — мельчайшая пушистая пыль и скрытые в ней камни. В машине всё постепенно начинает покрываться слоем этой всепроникающей пыли.

Очередная сложность — воздействие высоты на организм. Периодически то один, то другой участник экспедиции начинает чувствовать себя плохо. Иногда — очень плохо. Результат не замедлил сказаться — пытаясь развернуться на насыпи, кемпер с этой насыпи съехал. Начинаем откапывать. Если вы никогда не копали каменистый грунт на высоте 4 800 метров — вы многое упустили! Ощущения непередаваемые. В итоге откапываем и дёргаем Деликой.

Едем дальше. Ничего не меняется кроме высоты. Она достигает сначала 5 000 метров, ползёт выше. Местность абсолютно дикая — вдоль дороги мы во множестве видим рогатых и безрогих животных, дорогу перебегают лисы и зайцы. Едем не останавливаясь, связь держим по радио.

Наконец достигаем перевала 5 300 метров. Он красив и ужасен одновременно. Освещённые заходящим солнцем вершины, тёмные тучи, нависшие над ними, замёрзшее озеро.

Острая нехватка кислорода. Самочувствие у народа стремительно ухудшается. Двигатель работает на пределе. С нетерпением жду, когда дорога пойдёт вниз. Но проходит час за часом, а высота так и колеблется на 5 100-5 300. Темнеет. Появляется новая неприятность — забивается топливный фильтр и двигатель начинает работать с перебоями. На подъёмы взбираемся просто с диким напряжением всех нервов. Но всё когда-то кончается. Высота падает до 4 600 метров, появляются огни посёлка Дуома. Неимоверными усилиями пройдено 250 км по высокогорной пустыне.

Заселяемся в очередной «постоялый двор». Внутри видим следы наших предшественников — майской экспедиции. Ужинаем традиционно, китайская кухня. После ужина нас разводят по комнатам на втором этаже. Выдают по два одеяла. Но всё равно холодно — отопления никакого не предусмотрено в принципе. И свет выключают так же — часов в 11 вечера. Денис ночует в кемпере — у него там тепло и кухня своя.

1 ноября

Утром просыпаюсь самый первый и долго слоняюсь по постоялому двору. Хозяйка «отеля» поливает мне над тазиком и я умываюсь. Вскоре подтягиваются остальные. Как я и говорил — вот они, следы майской экспедиции. Наконец, завтракаем и идём заниматься машинами.

Осматриваю свою машину. Досталось ей как следует — от тряски по каменистой пустыне переломались стойки багажника. Машина покрыта пылью. Точно такая же пыль — внутри.

Первым делом нужно поменять топливный фильтр. Снимаю его, но вручную фильтроэлемент не отворачивается — нужно во что-то зажать. Идём с Акбаром к местным ремонтникам. Те запросили — держитесь за стул — 200 юаней! Только за то, чтобы зажать фильтр в тисках. Акбар заявляет, что на такое способны только ханьцы, а вот уйгуры… Идём к уйгурам и рассказываем, как с нами поступили ханьцы. Уйгуры, демонстративно высказав возмущение поведением ханьцев, с энтузиазмом набрасываются на фильтр, раскручивают его и отказываются брать с нас деньги. Вот такое вот у них соперничество. Тут же договариваемся о заправке. Подгоняем машины и заливаемся под завязку. Ёмкости (такие 35-литровые бочонки), из которых мы через край переливаем солярку, покрыты толстенным слоем пыли. Оттираем их, как можем, льём соляру через сеточку, чтобы не повторилась вчерашняя история. Немного про солярку. На государственных заправках она только двух видов — нулёвка и двадцатка. Это аналог нашей летней и зимней. А из 35-литровых бочонков нам льют 30-ку, она и на вид жиже. Акбар говорит, что перекупщики берут её у военных.

Немного гуляем по посёлку.

Пора отправляться дальше. Сегодня нам нужно пройти 230 км, до города Нгари (другое название — Али), административного центра округа Нгари в Тибете.

От Аксайчина мы уже едем по территории Тибета. На вид местность изменилась мало. Горы. Камни. Слепящее солнце. Выглядит всё абсолютно безжизненно.

Но посреди этого безжизненного ландшафта перед нами открывается чудо — озеро Бангонг Цо.

Озеро Бангонг Цо примечательно не только своей удивительной красотой, но и чистейшей и необыкновенно вкусной водой. Мы набрали её во фляжки и в последующие день-два пили только её, не переставая удивляться — какая же она вкусная!

Здесь мы остановились на пару часов, отдохнули и пообедали. Небольшое отступление по поводу еды. Мы её набрали в дорогу неимоверное количество — всякие баночки, пакетики и упаковки, ожидая, что в малонаселённых местностях нам нужно будет питаться из запасов. Так вот, посмотрите на фотографию, где развёрнут стол — это был первый и последний раз, когда мы ели магазинную еду. О еде нужно сказать отдельно. В Китае даже в самых малонаселённых местах можно вкусно и дёшево поесть. Характерной особенностью является даже не низкая цена, а количество. Если вы закажете суп — имейте в виду, что одной порции хватит на пятерых человек. Принесут глубокую, объёмом не менее 2 литров, чашку. А из неё уже каждый может налить себе. Заказывать рекомендую не более двух блюд. Ввиду больших порций до третьего дело просто не дойдёт. Цены точно не помню, но в провинции цена обеда исчисляется не в сотнях рублей, а в десятках. Качество еды — хорошее, все продукты всегда свежие. Китайская, уйгурская и тибетская кухни лично мне понравились. Кстати, в провинции вы никаких вилок и ложек, скорее всего, не найдёте. Поэтому с первого же дня приучайтесь есть палочками, это вам точно пригодится. В общем, все предыдущие дни мы так и ели. А вот на этом привале решили поесть своего. Насколько же унылой, невкусной и даже тяжёлой показалась мне магазинная еда по сравнению с тем, чем нас кормят местные! После этого к запасам мы не прикасались. Они так и остались в машине, и кончилось тем, что в Лаосе я их раздавал даром в деревнях на радость местным жителям. Благо, все они были длительного хранения.

По поводу скорости передвижения и проходимых расстояний. Обратили внимание, что дневные переходы редко превышают 300 км? Тому есть причины. Во-первых, дороги. Качество местами такое, что не разгонишься. Горные серпантины — тоже приходится ползти аккуратно. Ну и всякая красота — невозможно не остановиться, чтобы полюбоваться и запечатлеть. В общем, и в этот день мы финишируем затемно. На этот раз наш ночлег очень даже благоустроен. На ресепшине отеля даже часы с московским временем. Странно только, что минуты на московских часах иные, чем на пекинских и токийских.

Ложимся спать. В Нгари у нас будет небольшая остановка, нужно немного привести в порядок машины. Отсюда начинается уже собственно Тибет.

Опубликовано: 30 января 2017 года в 15:03
Всего просмотров: 1330
Войдите на сайт для совершения действий с этим сообщением
5.0/5 оценка (2 голосов)
Скрыть комментарии (0)